August 23rd, 2005

открытка

23 Августа

в августе 1994-го года, за пару недель до моего отъезда в Америку, мы с будущим мужем отправились в Крым (для меня - на прощанье). Прибыли утром в Симферополь, вышли из поезда и пошли по перрону к выходу. А вокруг почему-то куча милиционеров: стоят, разглядывают всех и цепляются к тем, кто не нравится. Мы не понравились. Подходят двое в форме:
"Паспорта, пожалуйста!".
Показываем паспорта. Берет сначала мой, внимательнейшим образом вчитывается. Начинает читать вслух, растягивая слова. Ну, фамилия не понравилась сразу, это понятно. Переворачивает страницу:
"Тааак, дата рождения такая-то...". Дальше, въедливо: "А прописка есть?"
"Есть, - говорю, - листайте дальше".
Листает. "Тааааак, улица 23-го августа. Это что еще за улица такая?" Оба гыгыкают.
"Это, - говорю я вкрадчиво, - день освобождения города Харькова от немецко-фашистских захватчиков. Историю учили в школе?" Хихикать перестали. Отдают паспорт.
"А вы, молодой человек?" Молодой человек дает паспорт, и все начинается сначала.
"Тааааак, фамилия, день рождения... А у вас прописка тоже есть? Тэээээк.... посмотрим.... Улица Чайковского..."
"А это, - говорю, - композитор такой был".
"А ты умная, да?! - А ну, пошли в отделение!".
Так я начала свой последний отдых в Крыму перед отъездом в Америку с отделения симферопольской милиции. Продержали нас там пару часов, вывернули все вещи, нашли у меня газовый баллончик. Потребовали взятку, чтобы его вернуть. Потом поняли, что с меня толку не будет - баллончик я им подарила тут же. Потом нашли у молодого человека удостоверение работника телевидения. Потом он подтвердил, что материал о их доблестной работе будет обязательно в новостях. Потом они сразу подобрели, собрали наши вещи, включая баллончик, пожелали счастливого отдыха, и предложили на обратном пути переночевать, если что. Наверное, у них пустые нары были.

Итак, с праздником, харьковчане! :-)
открытка

Нью-йоркское метро

Вагон метро - микрокосм города: напротив нас черный старик с седой бородой как у Карла Маркса выпрашивает мелочь у молодого человека, сидящего с закрытыми глазами. Молодой человек - буддийский монах. Настоящий, обмотанный песочного цвета туникой с голыми ногами и бритой головой. По-английски он не понимает. Когда старик просит в десятый раз, монах смотрит на нас с мольбой в глазах. Я показываю международный жест, означающий "деньги". Тот с облегчением улыбается и лезет за мелочью. Когда старик уходит, молодой человек с умиротворением закрывает глаза под очками в тонкой оправе, как у Далай Ламы.
За этой сценкой с откровенным интересом наблюдает другой азиатский молодой человек, сидящий слева от монаха. Несмотря на принадлежность к одной расе, эти юноши настолько разные, насколько это возможно: второй - стильно одетый, с гривой модной прически, корейский гей.

Справа от нас в это время происходит оживленный диалог. Мама, молодая мулатка с веселым выразительным лицом, шутливо объясняет что-то капризничающей непоседливой дочке-малышке. Детка очень симпатичная, нежно-шоколадного цвета с кудряшками. Обычная сцена за исключением одного: разговор ведется жестами на языке глухонемых... Сынишка чуть постарше сестры сидит рядышком и играет в электронную игру. Каким образом с ним общается мама, мы так и не увидели.
Мне просто приятно знать, что ты меня читаешь