March 10th, 2006

открытка

Благотворительность

Пару раз в год я собираю и отвожу ненужные вещи в Goodwill (благотворительный магазин подержанных вещей). Вчера отвезла и зашла в сам магазин. Меня неприятно поразила дороговизна: многие вещи стоят столько же, сколько в каком-нибудь дешевом магазине типа Walmart. Ужасные чашки по 2 доллара штука - в Икее можно почти за такие деньги купить намного лучше! Набор из двух китайский тарелочек для сушей с плетеной подставкой - $10. В Чайна Тауне стоит столько же. Только тарелочка была надломлена. Позор и издевательство. Я помню, что лет 8 назад в этом магазине все стоило копейки.
Подошла к работнице, спросила, почему все так дорого. Она ответила, что процент от каждой продажи идет в фонд помощи бедным.
Но это же бред: если основные покупатели этого магазина - бедные, то они сами платят за фонд помощи себе же! А Goodwill берет себе немаленький процент, т.е. работает как комиссионка.
Что-то мне перехотелось туда вещи возить и участвовать в этой обдираловке народа. А куда их отдавать, так, чтобы они попадали по назначению и дешево - не понятно.

Интересно, все благотворительные организации начали так откровенно наживаться и наглеть? Ну там Salvation Army и т.д.
открытка

Переводческое

Сегодня переводила "конференцию по телефону" (это когда несколько человек в разных местах одновременно разговаривают, а я им из дома перевожу). Для этого пришлось проснуться до 9-ти, а я этого страсть как не люблю. Но работа есть работа - это одна из моих обязанностей в связи с "чернобыльским" проектом, о котором я писала раньше. Переговоры сегодня шли с Киевом. На той стороне должны были быть двое из работающих над проектом на украинской стороне. Один из них просто не подошел к телефону, не снял трубку (хотя о разговоре было договорено заранее и время подстраивалось под них). Другая трубку сняла и сразу начала говорить по-английски. Говорит она довольно бегло для среднего украинца, объясниться может вполне сносно. Но акцент, конечно, очень сильный и ошибок много. С нашей стороны с ней беседовали руководитель проекта и два профессора. Я должна была переводить, но раз мужик не снял трубку (он вообще не говорит по-английски), а эта девушка заговорила сразу по-английски, то я помалкивала и слушала. И вот слышу, они ее явно неправильно понимают. Она сказала, что у них проблемы, потому что важные работники все время заполняют анкеты (spend all their time on the forms) и поэтому ничего другого не успевают, а профессора услышали, что эти люди spend all their time on the phones (проводят все время на телефоне). А она не понимает, что они ее не поняли. И продолжают это обсуждать минут пять. А мне перебивать неудобно, меня ведь не просили встревать, если она по-английски разговаривает. В конце концов я дождалась паузы и объяснила им, что произошло. Ведь людей могли обвинить в том, что они бездельничают на телефоне, когда они, наоборот, занимаются бумагами и им нужна помощь. Профессора все поняли, сделали соответствующие замечания, потом сказали киевской девице, что будет лучше, если она будет говорить по-русски, а я буду переводить, чтобы не было недопониманий. Я с ней поздоровалась, представилась. Ох, как она быстро отказалась! Каким оскорбленным тоном! Нет, говорит, я буду говорить по-английски, а если недопонимания будут, так мы с вами сами разберемся. Профессора даже опешили. Я, конечно, этого примерно и ожидала. Но они-то привыкли к профессиональной этике, когда собственная гордыня засовывается в одно место и делается так, как лучше для дела, а не для своего имиджа перед секретаршей (которая была с ней возле телефона и явно восхищалась лингвистическими способностями начальницы). Короче, поскольку второго человека вообще не было на месте, разговор перенесли на следующую пятницу, меня отпустили, а сами остались обговаривать с ней мелочи.
Через 15 минут перезвонили мне и долго извинялись, что произошел такой бардак. Я их, конечно, успокоила, что ничего страшного, но попросила, чтобы в следующий раз они четко велели ей говорить по-русски, а не спрашивали, как ей больше хочется. Они сказали, что конечно так и сделают, и что они не понимают, почему она заартачилась вообще. Я не стала объяснять про отсутствие профессионализма и про то, что она поняла, что я тоже "оттуда", и поэтому встала в позу. Зачем им забивать мозги издержками местного колорита.

Лучше бы я выспалась. Мне ведь еще к трем ехать в Корнелльскую больницу на собеседование: им тоже переводчик нужен.