Аннушка, Свободный Человек (geish_a) wrote,
Аннушка, Свободный Человек
geish_a

Category:

Про путч

Сегодня, наверное, принято писать о том, "где я был в этот день".
Я была у папы. Жила у него в то лето. Мне было 19, у мамы мне было тесно, а у папы свободнее. Он жил тогда один на той же улице, что и мама.
В то утро меня разбудил папа звонком по телефону. Он звонил от мамы. У мамы накануне был день рождения. (Вчера ей исполнилось бы 60 лет...)
И вот папа, мама, мамин муж и еще один знакомый, который приехал из Америки и очень боялся, что в его первый приезд на родину произойдет что-то нехорошее, зависали у мамы с утра перед телевизором.
Папа очень серьезным и расстроенным голосом сказал, чтобы я приходила к ним, то есть к маме. Он вкратце обрисовал суть происходящего, но поскольку я еще толком не проснулась и безумная суть в голове не укладывалась, папа посоветовал включить телевизор. Я оделась под звуки "Лебединого озера" и потопала по августовской залитой солнцем безлюдной улице. Помню, я шла и думала, что это все либо шутка, либо кто-то что-то серьезно недопонял, либо они вчера слишком хорошо отметили мамин день рождения...
Дома было мрачно. Все молчали перед телеком. Слышен был только скрип шестеренок в голове нашего "американского" знакомого, который силился понять, какого хрена он во все это вляпался и как теперь уносить ноги.
И тут папа вызвал меня во двор "поговорить". В квартире было полно места, во двор надо было спускаться с четвертого этажа, но папа очень боялся, что нас услышит мама.
Тут нужно небольшое отступление. Надо сказать, что тем летом я впервые в жизни задумала дальнюю поездку - в гости в Израиль. Тогда такие туристические поездки только-только стали возможны, и меня очень звали друзья. А денег, конечно, не было. И вот меня кто-то надоумил на самый дешевый путь: поездом до Афин, а оттуда паромом в Хайфу. Я собиралась это все осуществить как раз в августе, даже купила билет до Афин, но потом что-то там не получилось, то ли с этим паромом, то ли еще с чем-то, и поездку я перенесла на следующий год (и поехала, только уже, к счастью, на самолете). То есть у меня на руках был билет на поезд в Афины, который я собиралась как раз сдать обратно в кассу.
Спустились мы с папой во двор, сели на скамеечку, папа, как водится, закурил, и говорит: "Доченька, я хочу поговорить с тобой, чтобы мама не слышала. Тут происходит самое страшное, что может в этой стране произойти: возврат обратно к этому ужасу. Нам сейчас деваться некуда, а тебе надо отсюда бежать, пока не поздно. У тебя есть билет на поезд, собери быстренько вещи и езжай." Тут уже скрип шестеренок раздался из моей головы. "Куда, папа?? Я не попаду в Израиль из Афин, у меня нет денег на билет и нет израильской визы." "Неважно, - говорит папа, - главное - выехать отсюда." "Но у меня никого нет в Афинах, куда я там денусь?" "Неважно. Будешь ночевать на вокзале. Если тут обойдется, вернешься. Если нет, будем думать дальше."
Я, конечно, никуда не поехала. Но обстановку в нашем доме вы можете себе представить: в "мирное время" родители боялись меня на шаг отпустить, ни о каких ночевках на вокзалах не могло быть и речи.

В тот день произошли еще два события, которые мне запомнились. Когда мы с папой поднялись домой, мне позвонил приятель, который в тот момент был в меня влюблен, но я ему не отвечала взаимностью, потому что в алкоголь он был влюблен больше, чем в меня, а я не терплю конкуренции. И вот он бодренько спрашивает, как дела. Я, только что вернувшись после такого разговора, гробовым голосом ответила, что дела сейчас у всех одинаково. Он попытался сострить, что не стоит воспринимать это всерьез, но я была не в духе и повесила трубку, рявкнув, что у меня как раз все очень всерьез. К вечеру я перезвонила ему, чтобы извиниться, однако его дома не было. И на следующий день не было. И через день. А через три дня он объявился, и оказалось, что после разговора со мной он собрал рюкзак, поехал на вокзал, сел в поезд и три дня защищал нашу демократию перед Белым домом... Вот такой вот "не всерьез". Слава богу, что с ним ничего не случилось, а то я бы себе не простила.

А днем я прошлась по городу и заодно заглянула на свой факультет - что-то там мне надо было сделать перед началом учебного года. А это как раз был понедельник. На факультете меня встретила секретарша (если кто не помнит, у нас секретарша была вторым человеком после ректора. А может и первым.) и, злобно ухмыляясь, прогундосила: "Ну ничего, теперь будет порядок. Все на места встанет. Всем все припомнят. У нас тут уже и списки все готовы."
Думаю, что это был первый и единственный момент, когда я своими глазами увидела, насколько все было всерьез. На какой волосок мы были от гадюшника, в который все вернулось бы, если бы они победили.

На следующий год, когда я попала таки в Израиль, один мой друг, наблюдавший за всем этим по телеку оттуда, спросил, "ну вы же не воспринимали все это на самом деле всерьез? Ну понятно же было, что у них ничего не выйдет, что это фарс." Я сказала, что вот в этот момент, глядя на сексотскую рожу нашей секретарши, у которой был "заготовлен список", я в ужасе поняла, что для слишком многих это как раз не фарс, а последняя надежда. И, похоже, по сей день...

P.S. У моего мужа тоже была веселая история во время путча.
Tags: из жизни, личное/обо мне, папа, совок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments