Аннушка, Свободный Человек (geish_a) wrote,
Аннушка, Свободный Человек
geish_a

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Сегодня 10 лет как я познакомилась с мужем

Практически первое, что я сообщила ему при знакомстве, это что 8-го августа я уезжала в Америку. Навсегда. Я ехала учиться, но подозревала, что не вернусь. До отъезда оставалось 3 месяца. Это был апрель 1994 года.
Сразу же после знакомства я уехала по делам: Киев, Москва, визы, документы... По пути в Америку я должна была провести некоторое время во Франции, так что дел и документов было невпроворот. В промежутках между делами я рассталась с бойфрендом, с которым прожила 3 года. Он был чудесный человек, но нам было не по пути, об этом было известно заранее, и мы решили не затягивать агонию... Я хотела сосредоточиться на отъезде, и романтика в мои планы не входила. Когда я со всеми делами расправилась, была уже середина мая.
Начало лета, неизбежность отъезда, предстоящие перемены в жизни, внезапная свобода после 3-х лет "семейной" жизни, нежелание влюбиться... Разумеется, я влюбилась. Влюбился и он. Алёша был одиноким волком (его семья переехала в Польшу, когда ему было 16), женщин у него в жизни было множество, но его душевные усилия всегда были направлены на то, чтобы все эти женщины поменьше задерживались в его жизни вне постели. И вот в моем лице на него нашлась та самая проруха. Я была в его вкусе: кудрява, тонка, независима, нахальна. А главное - я не собиралась задерживаться. Тому было вещественное доказательство в виде авиабилета.
Мы ходили танцевать на подпольную дискотеку, устраиваемую скучающими по веселой южной родине марокканцами и латиноамериканцами. В 4 утра возвращались ко мне домой по пустой улице под быстро светлеющим небом. Помнится, пару раз мы не успели дойти домой и занялись любовью, опираясь о дерево...
Те три месяца мы не видели вокруг ничего, кроме друг друга. Мы не обсуждали, что будет потом. Как-то само собой разумелось, что он сразу приедет ко мне и пир любви будет продолжен по ту сторону океана. Также, где-то в глубине моей души само собой разумелось, что так не бывает и что впереди будет что-то совсем другое.
Перед самым отъездом мы поехали на неделю в Крым. Это был медовый месяц наоборот: обычно, с него все начинается, а у нас им все заканчивалось. Оттого было еще медовее. Ложка дегтя придает пикантный привкус.
В Борисполь мы поехали всей семьей. Алёша поехал с нами и на следующее утро должен был идти в американское посольство получать туристическую визу. Такой у нас был план. Я улетела в Париж. На следующий день позвонила ему из автомата и услышала мрачный голос: в визе ему отказали, более того, запретили подавать на следующую минимально в течение года. Надежды рухнули, мосты были сожжены, вчера стало в одночасье прошлым. Париж в моих воспоминаниях остался мягким и размытым: я все видела сквозь слезы. Карточку, по которой я звонила тогда из автомата, я храню по сей день.
Поскольку мой переезд происходил по частям, я чувствовала его особенно остро: каждый отрезок пути уносил меня все дальше и дальше, в другую сторону от прошлого. Харьков-Киев. Киев-Париж. Париж-Нью Йорк. Нью-Йорк-Питтсбург. Питтсбург-Цинциннати. Этот маршрут занял у меня около месяца, и столько же заняли метаморфозы моего сознания. В конечный пункт, Цинциннати, я приехала с ноющим сердцем и чистой, холодной головой. Я знала, что со мной случилось прекрасное. Я знала, что оно закончилось. Мне было 22, ему - 24.
Конечно, мы переписывались, перезванивались. Я скучала. Он скучал. Но он знал, что я уехала навсегда. А я знала, что год и вечность - это одно и то же, что за 3 месяца невозможно было узнать человека по-настоящему, что сказка в моей голове так и останется сказкой. Я была уверена, что его пыл остынет очень быстро. И это было бы правильно и естественно.
У меня началась трудная жизнь. Я проводила в университете весь день и занималась всю ночь. Я не знала, с какой стороны подойти к компьютеру и печатала первые задания на печатной машинке. Я преподавала французский, который сама только выучила. Я жила впроголодь.
Я встретила уйму интересных людей. Я увлеклась аргентинским красавцем, который устроил вокруг меня осаду не хуже, чем герои Маркеса, о которых он писал диссертацию. Тогда же я получила от Алёши письмо, в котором он говорил, что мы обязательно будем вместе и спрашивал, выйду ли я за него замуж. Это было его первое предложение. Первое в его жизни, и первое из трех, которые он сделает мне впоследствии.
Конечно, я не верила в наше с ним будущее. Моя жизнь стремительно менялась. Его жизнь была в Харькове. В Америку он до встречи со мной не собирался. О замужестве я не думала вообще: с юности считала, что замуж никогда не выйду. Я была независима, эмансипирована до крайности (впрочем остаюсь такой и по сей день :-), любила страсти, но не сантименты...
К Новому году я встретила парня-израильтянина, с которым мы вместе сняли квартиру и стали выживать. Наши ситуации были похожи, он тоже был студентом. У нас не было безумной любви, но мы друг другу нравились и вдвоем было легче и удобней. Нормальный западный вариант.
Я стала писать в Харьков письма, отговаривая Алёшу приезжать в Америку. Писала правду: что нелегально выжить в Америке трудно, а конкретно в Цинциннати - почти невозможно, что я живу с парнем, что не могу брать на себя ответственность за его, Алёшину, судьбу. Ведь "мы в ответе за тех, кого приручаем". Позже мне написали общие друзья, что они вместе были в кафе, когда Алёша читал это письмо. Дочитав, он швырнул о стену чашку...
Прошел год. Я очень изменилась. Жизнь чуточку устаканилась. Я поехала в Харьков навестить маму. В это же время Алёше какими-то правдами и неправдами дали, наконец, визу, и он приехал в Америку. Нам всегда было не по пути. Мы всегда двигались в прямо противоположные стороны.
Так мы и жили. Он - в Чикаго у друзей. Получал документы, учил английский (почти с нуля), осваивал компьютер. Тяжело работал, чего я не ожидала от вальяжного харьковского эстета. Добился-таки, чтобы его взяли на работу архитектором. Как всегда, у него было много женщин, которые надолго не задерживались... А я - в Цинциннати, продолжала пробиваться в сложной жизни. Он приезжал иногда ко мне на машине (5 часов езды). Я отговаривалась: у нас ничего не выйдет, ты там, я - тут, давай дружить... Что было у меня в голове? Не знаю. Вернее, я-то знаю очень хорошо. Но объяснить это сложно. Мне казалось, что начинать совместную жизнь можно только на равных. Я не хотела, чтобы он жертвовал всем из-за меня: это слишком большой груз. Я была привязана к университету и знала, что если он переедет в мою дыру и будет сидеть там без работы, то он возненавидит и этот переезд, и меня. И, в общем-то, я была права.
Однажды он приехал в Цинциннати и мы поехали на его машине в какой-то магазин за город. Едем, едем, вдруг понимаю, что магазин мы уже проехали, а он все несется по трассе. Я спрашиваю: "Куда мы едем?" А он говорит: "В Лас Вегас. Жениться будем." Это было второе предложение. Мне еле удалось развернуть машину обратно...
Так прошло 3 года. Через какое-то время он устал. Любой другой устал бы намного раньше. Мы ездили друг к другу в гости, я требовала "дружить", и в какой-то момент он сказал, что дружить со мной не намерен. Или все, или ничего. Я выбрала ничего... И переехала с бойфрендом в Нью Йорк, о чем ему и сообщила. И не оставила даже адреса. Мы год не общались. Жизнь текла своим чередом.
Потом от общих друзей я случайно узнала, что Алёша за этот год собрал вещи и тоже переехал в Нью-Йорк. Это было слишком даже для мексиканской мыльной оперы.
Разумеется, рано или поздно мы должны были встретиться. Это произошло на концерте БГ. Я помню его взгляд. Я помню, как он прижал меня к себе и не мог разжать руки. Я влюбилась до беспамятства. Второй раз в жизни, и второй раз в одного и того же человека. Дважды в одну реку не входят... Но иногда в нее падают...
Надо ли говорить, что к моменту этой встречи у меня уже были куплены билеты в Украину на 3 месяца. Они были дорогими, их нельзя было сдать, а главное - меня ждала мама. И я уехала. Расставания вошли в крепкую привычку. Эти 3 месяца были долгими, бессонными и сумасшедшими. Но сомнений на сей раз у меня не было: такое не исчезнет.
После возвращения мы довольно быстро стали жить вместе, а через несколько месяцев поехали в Пуэрто Рико, где на стене древней крепости Алёша сделал мне предложение. Третье и последнее. В отличие от предыдущих двух раз, теперь мы оба знали, что он его сделает, и мы оба знали, что я соглашусь.
Этим летом будет 5 лет с нашей свадьбы в Бахайском храме, но утомлять вас ее описанием я не буду :-) UPDATE: Oписание свадьбы можно прочитать здесь и здесь, если мыльные оперы вам еще не надоели.
Простите, что так длинно. Хотелось все это записать для себя. И для Алёши, который, конечно, прочтет.
Tags: love/relationships, дневник, из жизни, личное/обо мне, муж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →